Жимиров вадим николаевич биография

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Жимиров вадим николаевич биография

300-летие Свято-Троицкой Александро-Невской лавры в день перенесения мощей святого благоверного князя Александра Невского было решено отметить с размахом и провести по Невскому проспекту крестный ход — от Казанского собора до самой лавры. Колонна верующих, насчитывающая до 15 тыс. человек, начала движение в 11 часов. Возглавляло ее духовенство, а его в свою очередь — скромный депутат ЗакСа Виталий Милонов.

В лавре в этот момент проводил службу патриарх Кирилл. Там были и руководители города во главе с Георгием Полтавченко, а также экс-губернатор, глава Совета Федерации Валентина Матвиенко и сенатор Вадим Тюльпанов.

Присутствовал на крестном ходе и глава Ленобласти Александр Дрозденко. Предполагалось, что их малый крестный ход встретится с большим на площади Александра Невского. Правда, верующие так быстро шли, что обогнали график.

Пару раз крестный ход пришлось приостанавливать на несколько минут.

Но в итоге все удалось состыковать. Когда колонна подошла к площади, на больших экранах началась трансляция из Свято-Троицкого собора. Гости стали дарить подарки — Кирилл преподнес лавре изображение креста Господня и наместнику лавры, епископу Кронштадтскому Назарию — панагию, а Георгий Полтавченко подарил от Русского Афонского общества список с иконы божьей матери с Афона.

Патриарх же отметил Назария орденом Сергия Радонежского II степени, а орден Серафима Саровского II степени получил вице-губернатор Игорь Дивинский. Полтавченко получил только пожелание успехов в управлении.

Интересно, что прошлый масштабный крестный ход, в ноябре 2012 года, возглавлял другой вице-губернатор, Василий Кичеджи.

На этот раз его не было в голове колонны, он не получил орденов, и видимо потерялся в тени коллеги, хотя и участвовал вместе с еще одним вице-губернатором Маратом Оганесяном.

Был на этом торжестве и еще один триумфатор. Вручив ордена, Кирилл неожиданно вспомнил, что у него есть еще подарок. С этими словами предстоятель РПЦ достал из ларца драгоценный потир, сказав, что это дар одного скромного человека (такого скромного, что он даже не смог присутствовать) — Вадима Жимирова. “Благодетель наш”, — сказал о нем патриарх.

Жимиров — депутат ЗакСа первого созыва, создатель и владелец компании “Аврора”, которой принадлежит портовый терминал для перевалки автомобилей в Вистино. Два года назад он также привез и подарил Казанскому собору частицу пояса Богородицы.

В СМИ сообщалось о его службе в ГРУ и о связях с криминальными авторитетами, в частности, с покойным Константином Яковлевым (Костей Могилой).

У него уже есть целая россыпь церковных наград, кроме того, Вадим Жимиров одно время входил в политсовет петербургской “Единой России”.

Неизвестно, какого размера должны быть драгоценные каменья на потире, чтобы удостоиться публичных похвал от самого патриарха, но оно того явно стоило.

Благодарственные речи произнесли Валентина Матвиенко и Георгий Полтавченко. Они радовались возрождению старинной традиции и напоминали цитату Александра Невского “Не в силе Бог, а в правде”. А епископ Назарий поблагодарил за реконструкцию лавры главу “Газпрома” Алексея Миллера — естественно, не святой же дух должен ремонтировать обитель. Миллер выделил обители в прошлом году 250 млн рублей.

Наконец слово взял патриарх Кирилл. Он посвятил свое пастырское слово евангельской цитате “Носите бремена друг друга и таким образом соблюдете закон Христов”. Именно это, то есть вставание грудью за соотечественников, помогло Александру Невскому в свое время победить шведов, раскрыл патриарх.

Он рассказал, что Петр I, активно перенимая в свое время западные обычаи, не зря основал лавру и распорядился перенести сюда мощи князя: само по себе перенимание западных моделей, сказал он, может привести к утере национальной идентичности. Поэтому, глядя на Запад, россиянам обязательно нужно стоять на православных ценностях.

Без веры же сохранение ценностей и народная солидарность невозможны, резюмировал он.

Следом был неизбежно задействован другой столп российской государственной идеологии – ветераны. Поздравляли участников ВОВ, награжденных “орденом святого благоверного князя Александра Невского”.

Правда, вряд ли до наших дней дожил кто-то из кавалеров еще царского ордена, который как раз носил такое название. В советское время, когда ветераны получали свои ордена, это был просто орден Александра Невского как военачальника, без всяких указаний на святость.

Но в наше время политически правильней, конечно, ее добавить.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2013/09/12/Pravoslavnij_prohod/

Зачем Абхазия вооружает российский бизнес

Жимиров вадим николаевич биография
«Фонтанка» стала почтой и телеграфом для фильма Данилы КозловскогоМинобороны РФ: В Карабахе нарушен режим прекращения огняНа МКС после отключения пылесоса отказала система получения кислородаВ Купчино каршеринг снес забор и столб, но он не виноватМалоэтажка или небоскребы.

На каком этаже хотят жить петербуржцыВ Индии произошёл взрыв на химическом заводеАвтомобиль протаранил колонну протестующих в Нью-Йорке. Шестеро раненыПутин назвал смерть Гафта большой утратой для российской культурыНаш проект: Дед Мороз онлайн.

«Фонтанка» ждет писем волшебникуАктёр Валентин Гафт умер в возрасте 85 летАзербайджан отменяет военное положениеРоссийским космонавтам планируют поднять зарплатыГенсек ООН: Мир на пути сильнейшего за 80 лет экономического спадаПредыдущие новостиАрхив материалов

Майор в отставке, застреливший в Петербурге обидчика из наградного абхазского ствола, побудил «Фонтанку» присмотреться к рынку почетного оружия.

Петр Заборовский/Интерпресс

Если абхазское правительство награждает российского гражданина пистолетом, он становится законным собственником боевого ствола.

Наградной пистолет – в России единственный легальный способ владения короткоствольным оружием. «Фонтанка» посчитала тех, кого правительство Республики Абхазии сочло достойным опасного отличия.

Сограждане, отмеченные высокой наградой, оказались неприлично застенчивы.

История отставного майора Юрия Мещерякова, застрелившего при самообороне нападавшего на него налетчика, побудила «Фонтанку» поинтересоваться – а из чего, собственно, Мещеряков стрелял, когда 22 февраля 2017 года у торгового центра «Атлантик Сити» на улице Савушкина на него напали трое злодеев с травматическим оружием. Петербуржец оказался непрост и ответным огнем из боевого пистолета Макарова одного нападавшего убил, другого ранил. Прибывшим на место полицейским предъявил разрешение на пистолет, якобы полученный в награду от властей Абхазии. Впоследствии выяснилось, что пистолет имеет темную историю: был украден в Казахстане и побывал в руках у чеченских боевиков. Руководитель лицензионно-разрешительного подразделения Росгвардии заявил, что разрешение поддельное, но при обыске квартиры Мещерякова обнаружились наградные абхазские документы.

Случай с оружием из Абхазии за последнее время не единственный. 15 ноября 2016 года в подмосковном Фрязино предприниматель Григор Агекян открыл стрельбу из боевого пистолета во время конфликта с первым замглавы местной администрации. Стрелял в воздух, так что обошлось без жертв. Пистолет Агекян носил на законных основаниях – он его получил как награду от Республики Абхазии.

«Фонтанка» попыталась выяснить, сколько «абхазских» стволов находится на руках в России. Вопросы были заданы начальнику управления по организации лицензионно-разрешительной работы Росгвардии полковнику полиции Сергею Деревяшкину.

Полковник Деревяшкин объяснил: оружием по российскому закону граждан могут награждать президент, премьер-министр и главы «силовых» ведомств. А также главы иностранных государств и руководители правительств иностранных государств.

Ежегодно на учет ставится 1-1,5 тысячи единиц наградного оружия, например, в 2016 году – 1363 единицы. Но это не только пистолеты и револьверы, заметил Сергей Деревяшкин, это также нарезные винтовки и карабины, гладкоствольное огнестрельное оружие и даже холодное оружие.

Пистолетов от иностранного руководства – примерно 10 процентов, то есть не более 150 стволов в год на Россию. Подавляющие большинство из них, по словам главного специалиста по разрешительной работе, – из двух государств: Абхазии и Южной Осетии.

«Фонтанке» не удалось узнать, сколько пистолетов поступает из Южной Осетии. По Абхазии некоторые цифры удалось обнаружить.

Весной 2016 года абхазский депутат Алмас Джапуа в социальных сетях опубликовал обращение, где сообщил, что в его распоряжении оказался список граждан России, которым в 2015 году было вручено наградное оружие премьер-министром Абхазии.

Знакомых имен депутат не нашел: «Оказалось, что в списке награжденных за последний год более 40 иностранных граждан, среди которых я не обнаружил ни одного человека, имеющего хоть какое-нибудь отношение к Абхазии.

Более 40 иностранных граждан за один только год совершили какие-то подвиги и особо отличились перед Республикой Абхазией и при этом никто не знает, что это за люди и за что они могли быть награждены государством столь высокими наградами».

Скандала не получилось, Алмаса Джапуа, видимо, не услышали. Следы в прессе быстро потерялись.

Журналистка из Сухума Стелла Адлейба попыталась выяснить личности некоторых награжденных в своем материале на сайте sukhum.moscow. Сейчас этой публикации на сайте нет.

Как объяснила «Фонтанке» Стелла Адлейба, ресурс был подвергнут DDoS-атаке, после чего на сайте не осталось упоминания ни о наградном оружии, ни о Стелле.

Кабинет министров Абхазии ответил депутату, назвав его заявления «провокационными» и «искаженными». Практика награждения оружием, утверждают в кабмине, соответствует традициям и «имеет место на протяжении многих лет»: 

«Среди лиц, которым предоставлено оружие, – видные государственные и общественные деятели, главы субъектов РФ, а также ряд иных лиц, в том числе чьи заслуги перед РА в настоящее время не подлежат огласке по соображениям государственной безопасности».

Раз уж не подлежащие огласке сведения всё равно попали в Сеть, «Фонтанка» посмотрела, чьи имена не хочет называть абхазское правительство «по соображениям государственной безопасности».

Всего в списке Алмаса Джапуа – 33 фамилии, с датами, моделями и номерами оружия. Cамые популярные стволы – модные Gloсk моделей 19 и 17. Встречаются Viking MP-446 (коммерческая версия пистолета Ярыгина). Smith Wesson, CZ-75, SIG-Sauer P226 и винтажный ТТ – по одному. Персоны удостоенных показались «Фонтанке» странными.

Политики, чиновники, столпы общества

Депутат Государственной думы от Чеченской республики, член партии «Единая Россия» Ахмед Догаев (серьезный Gloсk 17).

По телефону парламентария ответил помощник и объяснил: «Ахмед Шамханович был представителем главы Чечни в Южном федеральном округе.

Там было очень много работы по укреплению дружбы с Абхазией, и, возможно, не всё можно разглашать. Думаю, это и послужило причиной награждения».

Председатель Попечительского комитета Совета муфтиев России Фарит Фарисов (Viking MP446) на запрос редакции ответил письмом, в котором попросил сообщить ему фамилию и контактные данные главного редактора «Фонтанки». На вопрос о заслугах перед Абхазией и причинах награждения так и не ответил.

Председателю Краснодарского краевого суда Александру Чернову (Smith Wesson) запрос был направлен через пресс-службу. Спустя неделю пресс-секретарь суда объяснила, что ответа не будет: «Я не знаю, куда вы что посылали. Я в командировке. Спросить у председателя не могу, он тоже в командировке».

Заместитель руководителя департамента спорта города Москвы Альберт Чилиев (Gloсk 19) запрос «Фонтанки» проигнорировал.

Начальник управления дорожного хозяйства и транспорта администрации города Ульяновска Игорь Бычков (Gloсk 17) на письмо не отозвался, а телефон в его приемной не отвечает.

Единственным, кто подтвердил конспирологическую версию тайных награждений, покрытых государственной тайной, стал активный член ЛДПР Камиль Зилли (Viking MP-446), неудачно баллотировавшийся в Городскую думу Балабаново в 2014 году.

Он был ошеломляюще откровенен, с ходу подтвердив свою принадлежность к тайным операциям: «Я военное училище в свое время оканчивал. Поэтому, понимаете, не о всем можно говорить. Да, я там был по линии Главного разведывательного управления. Я совмещаю разведку с партийной работой в ЛДПР».

Заметим, что в избирательных документах Зилли отрекомендовался психологом МГУ. По данным ЕГРЮЛ, он собственник и руководитель малоизвестного общества с ограниченной ответственностью.

Бизнес-тяжеловесы

Анатолий Палий, бывший первый замглавы АО «Газпром Газэнергосеть». судя по списку абхазского депутата, награжден пистолетом Gloсk 19. По телефону Палия, который удалось обнаружить в Сети, ответил некий мужчина, который пообещал вопрос «Фонтанки» передать. Ответного звонка не поступило.

Президент «Ассоциации предприятий нефтегазопромыслового и бурового оборудования» Дамир Ситдиков (Gloсk 19) пока на редакционный запрос не ответил.

Александр Смузиков (Gloсk 17) из списка Forbes, предприниматель, коллекционер и меценат, известен тем, что за всю жизнь не дал ни одного интервью.

Виктор Лабусов (ТТ), которого пресса называет «российско-белорусским олигархом», за последние годы выпал из публичного пространства, его мы найти не смогли.

Так же как и бывшего члена совета директоров банка «Еврокоммерц» Андрея Майсюка,  председателя федерации ММА Альметьевска, автогонщика, близкого родственника гендиректора «Татнефти» Равиля Маганова и считающегося совладельцем Бенефит-банка Дмитрия Клюева. 

У всех этих бизнесменов есть общая черта – нам не удалось найти упоминания их имен в связи с Абхазией.

Стрелки малого бизнеса

Не удалось обнаружить и остальных награжденных. Подавляющее большинство из них – вовсе не акулы в мире капитала.

Как правило, это дельцы из Сочи и окрестностей, индивидуальные предприниматели или совладельцы ООО, причем у их компаний даже невозможно обнаружить действующих телефонных номеров.

Если кто из них и совершил военный или гуманитарный подвиг во имя Абхазии, эта информация избежала Интернета.

Клевета на абхазский кабинет

Собеседники «Фонтанки» из числа осведомленных лиц в оружейном мире заметили, что «награда» от Абхазии или Южной Осетии – не всегда награда.

Более того, даже клевещут, намекая на возможность за сумму порядка 1-1,5 миллиона рублей обеспечить наградным пистолетом любого – при условии отсутствия судимости и административных правонарушений за последний год.

Минус – необходимость личной поездки в Абхазию и возможность расстаться с деньгами, не получив ожидаемого. Миллионом на журналистский эксперимент и ненужный в редакции пистолет «Фонтанка» рисковать не стала.

800 наградных стволов Петербурга

На весь пятимиллионный Петербург сегодня зарегистрировано около 800 единиц наградного оружия, объяснил «Фонтанке» полковник Сергей Деревяшкин. Сколько из них от иностранных государств, включая Абхазию, точно не подсчитано, но не более сотни.

В списке депутата Джапуа явный петербуржец один – Вадим Жимиров. Доктор юридических наук, доктор философии, адвокат Балтийской коллегии адвокатов имени Собчака, в прошлом – депутат ЗакСа, президент и председатель совета директоров ОАО «Аврора». На вопрос «Фонтанки» адвокат Жимиров ответил: «Первый раз слышу. Наградного оружия от Абхазии у меня нет».

«Фонтанка» отправила запрос в кабинет министров Абхазии, поинтересовавшись, сколько всего граждан России и за какие заслуги награждены оружием от его имени. Ответ пока не получен.

Денис Коротков, «Фонтанка.ру»

© Фонтанка.Ру

Рассылка “Фонтанки”: главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://www.fontanka.ru/2017/03/08/058/?feed

Моя маленькая путиниана: друг аникин

Жимиров вадим николаевич биография

Путин и рекомендовал Аникина своему тогдашнему начальнику Анатолию Собчаку. Назначать гендиректора должна была коллегия МВЭС, и мэрия в 1992 г. направила соответствующее представление в Москву на имя министра Петра Авена.

Два раза Аникина не утверждали, причем заместитель Авена заявил, что «Собчак лезет, как червь, во все щели» (самому Александру Гавриловичу было сказано, что к нему лично претензий нет – в МВЭС его знают и уважают). Поэтому Аникин стал гендиректором «Ленфинторга» только в мае 1993 г.

, после ходатайства вице-президента России Руцкого и весьма резкой беседы Собчака с новым министром Сергеем Глазьевым. Еще до назначения представитель «органов» в питерской мэрии рекомендовал Аникину двоих высокопоставленных чекистов: Десятникова и Калашникова.

Они предложили Аникину возродить должность представителя КГБ, существовавшую при «Ленфинторге» в советское время. Такой человек мог бы проверять надежность деловых партнеров, работать с персоналом и обеспечивать связь с ФСБ.

Коллектив был против, но Аникин предложение принял: по роду службы в советские времена ему приходилось часто работать с сотрудниками разведки, поэтому он привык доверять КГБ. С другой стороны, «Ленфинторгу», как и любой другой крупной компании, нужна была серьезная служба безопасности.

 

Перед новогодними праздниками в одной из крупнейших петербургских газет была опубликована статья «Плач по «Ленфинторгу», или Что стоит за жалобами Александра Аникина»

 

Представьте себе человека, которому доверили имущество и деньги, а он их растранжирил и теперь обвиняет всех и вся, утверждая, что это при их попустительстве все растащили злодеи-бандиты. А он, мол, всеми силами боролся за сохранение вверенного ему имущества и до сих пор продолжает бороться…

Именно так ведет себя бывший руководитель внешнеторгового объединения “Ленфинторг” А. Аникин. Он завалил государственные учреждения своими жалобами на действия “тамбовских бандитов, захвативших и разграбивших ЛФТ”, и на “бездействие властей”.

Куда только ни отправлял Александр Гаврилович жалобы, рапорты и заявления! В прокуратуру, ФСБ, российскому президенту и его полномочному представителю в Северо-Западном федеральном округе… А какой слог! “Криминальная саранча”, “местечковые олигархи”, “власть тьмы” и т. д. и т. п.

Читаешь, и кулаки сжимаются от желания помочь верному стражу народного добра Аникину А.Г.

Да вот незадача: проверка, проведенная по жалобе Александра Гавриловича аппаратом полномочного представителя президента России в Северо-Западном федеральном округе, дала неожиданные результаты, и картина нарисовалась прямо противоположная той, что так живописно изображал гражданин Аникин. Но обо всем по порядку.

Созданное в 1960 году внешнеторговое объединение “Ленфинторг” (ЛФТ) в постсоветское время до момента своего акционирования было единственным региональным предприятием, подчиненным напрямую Министерству внешнеэкономических связей. Основные виды деятельности – экспортно-импортные, бартерные и реэкспортные операции.

В июне 1993 года генеральным директором ЛФТ был назначен сотрудник комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга А. Г. Аникин. В это время объединение, имевшее статус спецэкспортера, т. е.

предприятия, которому разрешен вывоз за границу “стратегических товаров”, держало на счетах во Внешэкономбанке (ВЭБ) десятки миллионов долларов, как собственных, так и подлежащих возврату своим клиентам, решившим воспользоваться “спецэкспортерским” статусом ЛФТ, не бесплатно, конечно.

Тогда же россияне впервые столкнулись с “черным” вторником, когда рухнувший рубль похоронил под собой сотни доселе благополучных и благонамеренных фирм, банков, фондов и т. п. Среди жертв спекуляции на валютном рынке оказался и Внешэкономбанк, на счетах которого “зависли” миллионы “Ленфинторга”.

Спасая своего спецэкспортера от банкротства, государство вернуло ЛФТ долг ВЭБа не деньгами, а очень ликвидными облигациями валютного займа – так называемыми “ВЭБовками”.

Их стоимость по тогдашнему биржевому курсу составляла не менее 65 миллионов долларов США! Столь внушительная сумма в умелых руках позволяла развернуть бизнес “на широкую ногу”, но…

К концу 1994 года, когда в распоряжении А. Г. Аникина как первого лица ЛФТ оказались ценные бумаги на десятки миллионов долларов, Александр Гаврилович начал ими “оперировать”. Первым делом он решил учредить несколько дочерних предприятий.

На счета “дочек” по договорам о совместной деятельности ушли около трех млн долларов США.

Ни копейки прибыли от их деятельности получено не было, а проверка КРУ Минфина, проведенная в ЛФТ в конце 1996 года, не смогла обнаружить никакой отчетности по использованию этих денег.

Следующим масштабным проектом руководителя ЛФТ стала попытка улучшить жилищные условия своих сотрудников. Заключив договор с неким АОЗТ “МСТ ЛТД”, Александр Гаврилович перевел на его счет 3.680.800.

000 (три миллиарда шестьсот восемьдесят миллионов восемьсот тысяч) рублей в качестве долевого пая в строящемся доме, где за эти деньги ленфинторговцам причиталось 53 квартиры. По прошествии времени стало ясно, что квартир не будет.

Кинулись с иском в Арбитражный суд и, заплатив еще 16,3 млн рублей госпошлины, легко выиграли процесс, но на счетах “МСТ ЛТД” не было ни гроша, и миллиарды пришлось списать в убыток.

Чистым убытком обернулось для ЛФТ и сотрудничество с АООТ “Алмаз”. С коммерческой точки зрения, это была не “совместная деятельность”, а просто песня какая-то. Следует заметить, что во главе “Алмаза” стоял тогдашний депутат питерского Законодательного собрания В. Н. Жимиров. Очевидно, лишь безоглядным доверием к представителю местного “парламента” можно объяснить действия А. Г. Аникина.

15 апреля 1995 года ЛФТ и “Алмаз” подписали договор, по которому “Ленфинторг” проплачивает греческой фирме “Дельхо импорт-экспорт ЛТД” 4.140.000 долларов США за 4000 тонн апельсинов, которые “Алмаз” продает, и прибыль делится между участниками сделки по справедливости.

Александра Гавриловича ничуть не насторожили условия “совместной деятельности”, по которым вся бухгалтерская документация по контракту находилась в руках “алмазовца”, да и поставщика цитрусовых нашел тоже он, а от ЛФТ требовалось лишь выложить денежки да получить потом свою долю прибыли.

Ударили по рукам и в результате, как уже случалось не раз, не увидели не только прибыли, но и своих миллионов долларов, которые Жимиров обязался вернуть, потому как апельсины пришли некондиционные и покупать их никто не захотел.

На законный вопрос: “Где деньги?” – депутат развел руками, мол, нету, и тут же предложил еще одну “совместную деятельность” ” закупить на Дальнем Востоке всяких рыбопродуктов, выгодно продать и не только покрыть “апельсиновые” убытки, но еще и прибыль получить.

А чтобы развеять сомнения Александра Гавриловича в честности намерений, Жимиров предложил ему в залог принадлежащее “Алмазу” здание на Английской набережной. Такое благородство души, похоже, вконец растрогало Аникина. Опять ударили по рукам, и 1.800.

000 американских долларов ушли на оплату товара. Больше их никто не видел. А когда кинулись забирать себе дом на набережной, оказалось, что он уже заложен “Алмазом” под крупный кредит банку “Империал”.

Оформи “Ленфинторг” залог недвижимости в установленном порядке, это обстоятельство выяснилось бы еще до того, как деньги исчезли.

Как вы думаете, что после этого сделал руководитель ЛФТ? Обратился в суд с иском к “Алмазу”? Не угадали.

17 октября того же года “Ленфинторг” прогарантировал облигациями ВЭБа все тому же “Империалу” возврат все тем же “Алмазом” (точнее, его дочерней фирмой “Алмаз-океан”) очередного кредита в полтора миллиона долларов.

В качестве обеспечения кредита Жимиров на этот раз закладывает два магазина, автотранспорт и товар фирмы.

По прошествии времени кредит остается непогашенным, и банк через Арбитражный суд снимает с “Ленфинторга” причитающиеся ему деньги. К тому же выясняется, что магазины “Алмаз-океана” уже заложены, а автомашины и товар арестованы налоговой полицией за долги перед бюджетом, превысившие 750 миллионов рублей!

В итоге от “совместной деятельности” с В. Н. Жимировым ЛФТ пострадал на шесть с лишним миллионов долларов! Эта история попала тогда в газеты, и когда журналисты спросили незадачливого руководителя “Ленфинторга”, что он может сказать об этой истории, тот лишь пожал плечами: “Мы думали, что это честные бизнесмены, а нас просто обманули”…

Не менее впечатляющими оказались достижения А. Аникина в банковских операциях с ценными бумагами. В конце 1994 года ЛФТ заключает договор с банком “Царскосельский” и передает ему в управление облигации ВЭБа по номинальной стоимости на 20 миллионов долларов США.

Банк со своей стороны обязался во время распоряжения доверенными ему ценностями регулярно выплачивать “Ленфинторгу” причитающиеся проценты, но уже к сентябрю 1995 года, не имея на то никаких прав, от своего имени продал облигации номиналом 11 миллионов долларов всего за 7,5 миллиона, вырученные деньги перевел на корсчет в банке “Кредит-Петербург”, а оттуда за границу, где след миллионов благополучно затерялся.

Лихие ребята из “Царскосельского”, похоже, произвели сильное впечатление на Александра Гавриловича, и он решил сам приобщиться к банковскому делу и стать совладельцем какого-нибудь кредитно-финансового учреждения.

В конце концов выбор его пал на акционерный коммерческий банк “Тетраполис”.

Возможно, решающим фактором в выборе банка стало то обстоятельство, что управляющим “Тетраполиса” был его зять (для несведущих поясню: зять – это муж дочери. – Авт.).

29 декабря 1995 года стороны подписали договор на оказание беспроцентной финансовой помощи банку (т. е., выражаясь простым языком, мы вам деньги, а вы их нам вернете потом, когда сможете) в размере 350 миллионов рублей.

В 1996 году еще 700 миллионов рублей от щедрот ЛФТ ушли в резервный фонд банка, а на 900 миллионов прикупили векселей “Тетраполиса”.

Итого почти два миллиарда рублей, которые по прошествии некоторого времени сгинули вместе с банком…

29 августа 1996 года Министерство внешних экономических связей России приняло решение об акционировании входящих в его структуру госпредприятий, в том числе и “Ленфинторга”. К этому моменту “благотворительность” директора ЛФТ стоила государству около 150 миллиардов рублей, но на счетах еще кое-что оставалось и было за что бороться. Представляло немалый интерес и здание на ул.

Чайковского, где размещался “Ленфинторг”.

В числе первых в борьбу за право владения акциями ЛФТ включился банк “Тетраполис”. (К слову, по информации правоохранительных органов, этот банк как раз и входил в сферу интересов тех самых “тамбовцев”, на злой умысел которых так напирает в своих жалобах гражданин Аникин.) Но процесс не пошел.

Как писали тогда питерские газеты, “начавшаяся процедура акционирования была приостановлена из-за лоббирования структур, связанных с крупнейшими должниками “Ленфинторга” – банком-банкротом “Царскосельский” и практически обанкротившейся фирмой “Алмаз”.

Банк должен “Ленфинторгу” $16,5 млн, “Алмаз” – $6,5 млн”. Пока тянулись “разборки” по поводу акционирования ЛФТ, прогорел на операциях со своими векселями банк “Тетраполис” – финансовая “надежда и опора” Аникина.

За неимением денег на счетах Арбитражный суд арестовал имущество банка на сумму, превышающую 6,7 миллиарда рублей.

Скандал вокруг “Ленфинторга” набирал обороты. Столь катастрофические по своим последствиям для предприятия итоги правления А. Г.

Аникина привлекли к внешнеторговой организации внимание не только коммерсантов, желавших поживиться за чужой счет, но и контрольных органов государства.

12 января 1998 года в ЛФТ начала работу комиссия, созданная по поручению Мингосимущества России, в которую вошли представители питерского КУГИ, Фонда имущества, прокуратуры, ФСБ, МВД, налоговой инспекции и полиции.

Членам комиссии было над чем задуматься. Судите сами: если в 1994 году отчисления ЛФТ в бюджет составляли 16 миллиардов рублей, то в 1997 году едва превысили один миллиард. В разговорах с членами комиссии сотрудники не скрывали надежды, что после приватизации акционеры сменят их руководителя. Что и произошло на общем собрании акционеров ЛФТ 10 июня 1998 года.

Аникин же во всех бедах объединения винил “мощное противодействие криминального мира”. С упорством, заслуживающим лучшего применения, он рассылал по инстанциям жалобы, в которых обвинял в бездействии, а то и потакании “тамбовцам” руководство прокуратуры, ГУВД, УФСБ, Арбитражный суд и городскую администрацию.

В конечном итоге 23 марта 1998 года прокуратура Петербурга возбудила уголовное дело в отношении Аникина А. Г. по факту совершения в период с 1994 по 1996 год с использованием служебного положения растраты вверенного ему имущества в крупном размере по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 160, ч. 3, п.

“Б” УК РФ.

Источник: https://b-insider.livejournal.com/258844.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.