Генри резник адвокат стоимость

Александр Добровинский: Генри Резник и Генрих Падва судили меня как конкурента

Генри резник адвокат стоимость

Адвокат, выигравший дело против Михаила Ефремова, рассказал в интервью Sobesednik.ru, почему его лишили статуса и как ему удается продолжать работать.

– Александр Андреевич, вы выиграли процесс против Михаила Ефремова, и Московская палата адвокатов вас практически тут же лишила статуса адвоката на 2 года.

Говорят, всему виной ваш перебор с публичностью и эпатажем — ваши провокативные заявления, демонстративные приезды в суд то на Роллс-ройсе, то на самокате, привычка появляться везде в окружении красивых девушек для привлечения внимания…

– Вы хотите сказать, что меня лишили статуса не за якобы «нарушение», а за Роллс-ройс? То есть получается, что я должен был купить Запорожец и ездить к суду на нём, и тогда всё было бы нормально? Я правильно понимаю? Меня за это лишили статуса?

– Формально, полагаю, прописана другая причина, но ваша провокативность и эпатажность, видимо, настолько раздражает ваших коллег, что вас чуть ли не во фрики записали, припоминая, как вы вели дела Киркорова и Орбакайте-Байсарова по поводу их сына.

– Мои доверители одобряют мой стиль ведения дел. Иначе, как вы понимаете, у меня бы не было столько клиентов и не было бы выигрышей.

– Ваши успехи – это, может быть, и есть истинная причина лишения статуса?

– Александр Добровинский, конечно, встал поперек горла своими результатами и, наверное, своими заработками (хотя я давал и даю работу массе адвокатов вокруг меня).

Тем, что я более или менее прилично, в отличие от многих людей, говорю на русском языке.

Что у меня есть много увлечений, начиная от того, что я сохранил для истории нашей страны архив Любови Орловой, и заканчивая тем, что я пишу рассказы и издаю учебники по юриспруденции.

Наверное, такой человек рано или поздно должен был попасться в руки людей, которые считают, что могут решить мою судьбу. И вот они решили, что наступил тот самый момент, и нашли, что называется, солдатскую причину.

– Имеется в виду официальная формулировка?

– Да-да, то, что написано в решении Совета Палаты. Там написано, что адвокат Добровинский получил телефонный звонок 9 июня (это правда, и это был разгар ажиотажа по поводу Ефремова) от некоего человека (я не знаю, кто это, потому что с ним разговаривала моя секретарша). И этот человек поинтересовался, возьмусь ли я за дело Михаила Ефремова, если мне такое дело предложат.

Я сказал: «Передай этому человеку, что я за это дело не возьмусь». Позже я написал об этом в Instagram, потому что я человек публичный, и то, что происходит со мной, интересно и публике, и мне самому. И я вообще люблю дискутировать.

И вот это Совет Палаты назвал раскрытием адвокатской тайны. Вопреки абсолютно всем канонам, так как реального обращения от клиента у меня не было. И сам господин Ефремов, и его окружение говорили, что они никогда ко мне не обращались. Это был просто звонок журналиста. Это и стало поводом лишить меня статуса адвоката на 2 года.

Но они никогда не лишат меня ни моей головы, ни знаний, ни опыта, ни моей манеры поведения, ни моей работы. Я продолжаю работать так же. Я теперь называюсь «глава адвокатского бюро «Александр Добровинский и партнеры». И у меня все те же мои гражданские дела, которые я веду на базе доверенности.

– Вы будете оспаривать решение о лишении статуса адвоката?

– До 29 ноября я подам исковое заявление в суд о признании решения Совета Палаты недействительным.

– Если суд не удовлетворит ваше заявление, будете ли вы пытаться получить статус адвоката в другом субъекте РФ, как делал Пашаев?

– Ну что это за беготня! Я живу в Москве и в Москве всё буду делать. У меня впереди четыре этапа рассмотрения, включая ЕСПЧ, и я думаю, что точно докажу свою правоту.

Нельзя сказать, что статус сам по себе мне так уж необходим для моей сегодняшней работы… Но, знаете, я не умею проигрывать.

– Однако у вас серьезный противник – целая адвокатская палата. И говорят, что вы раздражаете лично Генри Резника и Генриха Падву – ваших, как мне представляется, антагонистов в мире адвокатов.

– Вполне возможно. Это, безусловно, влиятельные люди, но я абсолютно уверен в том, что они судили человека-конкурента, и им совершенно не важно: был проступок или нет, а в моем случае его не было. Но в целом, это все, конечно, исторический процесс.

Знаете, в советском суде было такое выражение: «суд основывается на внутреннем убеждении» — вот и сейчас то же самое. У этих людей не было ни малейшего основания лишать меня статуса.

Вообще ноль! У них было «внутреннее убеждение», что именно этот мой «проступок» влияет на общество и создает какую-то «атмосферу», что я компрометирую адвокатуру как институт.

Да, они воспользовались моментом.

Но будущее за другими людьми – за теми молодыми, кто звонит мне сейчас в огромном количестве. Они явно будут не серыми мышами, а яркими, броскими и колкими – такими, каким должен быть настоящий адвокат.

– Но нельзя же сказать, что адвокаты Генрих Падва и Генри Резник неяркие? Просто у них другого сорта яркость. А ваша защита родственников Захарова выглядела местами как мощная самореклама и шоу чистой воды.

– Это, повторюсь, работает прежде всего на моих клиентов. А не нравится это именно тем, кто не может выйти из забвения, поэтому стремится убрать с дороги тех, кого видно. И да, я участвовал в процессе Полонского-Лебедева против Генри Марковича Резника. Результат понятен. Я выиграл. А кому нравится проигрывать? Кому нравится успешный человек рядом с тобой?

Многие считают, что ко мне в бюро стоит очередь с чемоданами денег, и хвост очереди заворачивается на соседнюю улицу. Наверное, лишая меня статуса, кто-то мечтал, что эта очередь рассосётся по всей адвокатской популяции. Но не рассасывается. Стоит, как прежде.

Но есть ещё важная вещь, которую мне не простили. Пока я занимался своими гражданскими делами — разводы, брачные контракты, дети, чем я начал заниматься ещё в середине девяностых, когда никто за это браться не хотел, надо мной смеялись, говорили: «Ты сумасшедший, ты будешь делить чешскую люстру за 120 рублей?»

– Я думала, что развод и делёж имущества олигарха в девяностых стоил хорошего гонорара…

– О’кей, эта область права действительно стала востребованной. И многие с трудом перенесли, что именно на этом я сделал имя, карьеру и состояние (а это так!). Но когда я посягнул на их святая святых — на уголовное дело Ефремова, тут они поняли, что вот сейчас всё рухнет, потому что «он теперь будет ещё и нашей уголовкой заниматься, как можно?!»

– То есть, вы считаете, вас наказали за то, что вы откусили от чужого пирога, да еще так публично и нахально?

– Да, да, да! Я сделал это практически первый раз и выиграл во многом благодаря СМИ и открытости. Благодаря СМИ удалось найти ключевых свидетелей, которые и поставили точку в деле Михаила Ефремова. Такого до меня раньше никто не делал – и этого мне также не могли простить.

Источник: https://sobesednik.ru/obshchestvo/20201116-aleksandr-dobrovinskij-genri-r

Заслуженный юрист РФ Резник Генри Маркович: биография и фото

Генри резник адвокат стоимость

Этот человек с непостижимой легкостью может произвести впечатление потомка древнего рода.

Наше восприятие аристократичности довольно стереотипно, что же тут поделать? Внешность героя этой статьи, а также манера его поведения и общения просто не могут не обратить на себя пристальное внимание общественности.

Имя его знают почти все, но чаще всего оно произносится по определенным поводам. О нем самом, к великому сожалению, известно совсем немного, но его личность весьма интересна. Итак, Резник Генри Маркович, один из виднейших адвокатов современной России.

Детские годы

В одиннадцатый день мая 1938 года в Ленинграде появился на свет мальчик по имени Генри. По достижении десятилетнего возраста Генри Резник, биография которого не так известна широкому кругу людей, как его победы на юридическом поле, узнал о том, что он еврей.

Он совершенно не противился этой информации, даже наоборот, сей факт его вполне устраивал (по его же собственному признанию). До определенного возраста мальчик частенько участвовал в драках. Проходили они, конечно же, с переменным успехом — когда-то били его, когда-то бил он. Чаще всего, правда, победа была на стороне Генри.

Спустя много лет он вспоминал об этом с легкой улыбкой.

Его родители

Его папа был родом из бедной еврейской семьи, которая жила в местечке Знаменке под Кременчугом.

Он обладал удивительно красивым, чистым голосом, но из-за некоторого дефекта ему не удалось окончить учебу на вокальном факультете консерватории. Поэтому он перешел на другой факультет и получил диплом Московской консерватории.

Перед самым началом блокады Ленинграда семье повезло выбраться в Саратов. Там Марка Резника поставили во главе местной консерватории.

Мама Генри была пианисткой. По ее линии произошло соединение двух родов: Рафаловичей и Шнеерсонов. Вот так Резник Генри Марковичстал потомком любавичского рэббе Шнеерсона и главного раввина кременчугской синагоги Рафаловича. Именно этот предок маленького Генри был записан в старую еврейскую энциклопедию синагоги как один из лучших служителей.

Жизнь и спортивные достижения

С самого детства Резник Генри Марковичпринимал активное участие в спортивных соревнованиях. Когда ему было 15 лет, он становится чемпионом России по прыжкам в высоту (это была команда юношей младшего возраста). Уже через год он выступает за взрослые сборные команды города Саратова по волейболу и баскетболу.

В середине пятидесятых годов двадцатого века Резник Генри Маркович, отзывы о работе которого спустя много лет вмещали много искренних слов благодарности, состоял в сборной РСФСР по волейболу и баскетболу.

Двумя годами позже он был одним из создателей команды для игры в волейбол в городе Ташкенте и стоял во главе волейбольной команды.

Резник, адвокат в недалеком на тот момент будущем, также стал рекордсменом по прыжкам в высоту в Казахстане.

После того как юного Генри «посетила» в одиннадцать лет прыгучесть, его судьба была предопределена на несколько лет вперед. Он состоял в сборных командах РСФСР по трем видам спорта (как это было сказано выше).

Потом была команда мастеров в столице и создание команды в Узбекистане. Потом несколько человек, среди которых был и Резник Генри Маркович, были приглашены в Казахстан с целью доучиться и поиграть за местную команду.

На тот момент в республиканском МВД была очередная серьезная кадровая чистка, которую проводили двое начальников из самой Москвы. Один из них параллельно занимался созданием ансамбля песни и пляски, а вот второй был преданным поклонником волейбола. Он-то и пригласил выпускников в МВД Казахстана.

Генам вопреки

Так легко, не затрачивая особых усилий, Генри Резник, стоимость услуг которого, по его словам, сегодня колеблется от 0 до бесконечности, становится следователем по особо важным делам. В его жизни это занимает пять лет. Потом была аспирантура в столице и полтора десятилетия науки.

Резник, адвокат уважаемый и известный, уверен, что у него никоим образом не заложены в генах адвокатские способности. Ведь в самом начале своей взрослой жизни он хотел поступать на факультет журналистики, правда, во время сдачи экзаменов ему не удалось добрать один балл. Но у него уже было готово решение писать, что и осуществилось, правда, немного позже.

«Мы все учились понемногу…»

Генри Резник был студентом юридического факультета Средне-Азиатского государственного университета. Это происходило в Ташкенте с 1957 по 1959 годы. Несколькими годами позже он получил диплом Казахского государственного университета (юридический факультет). Его дипломная работа, рассказывающая о правовых презумпциях, получила массу положительных отзывов на всесоюзном конкурсе студентов.

В 1969 году будущий Заслуженный юрист Российской федерации заканчивает аспирантуру Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности Прокуратуры СССР.

Пустота и способы борьбы с ней

Да, Генри Маркович Резник не связал свою жизнь с журналистикой, но, вопреки своим юношеским мечтам, он вполне состоялся в качестве правозащитника и известного адвоката. Он еще и руководитель направления по антидиффамационной деятельности, которая осуществляется Российским еврейским конгрессом.

Резник убежден, что антисемитизм как некий фон общества можно наблюдать во многих странах. Ведь с течением многих десятков и сотен лет сложилось мнение, что евреи — это не просто обычная национальность, как многие другие.

Это словно ярлык чего-то не всегда понятного и приемлемого. Даже при условии, что этого «другого» и не существует в реальности, все равно есть странная необходимость отделять «наших» и «ненаших».

Если говорить о России, то на ее территории антисемитизм проявлялся намного ярче.

Генри Резник ни на минуту не верит в погромы евреев, которые никто никогда, как всегда утверждалось, не провоцировал. Ведь согласно историческим экскурсам, все это происходило и при царском режиме, и во времена правления Иосифа Сталина.

На сегодня, если отталкиваться от убеждений Резника, не существует антисемитизма государственного. Потому что он представляет собой политику, выражающуюся во всем известных вещах — от ограничения в возможностях и правах граждан до их уничтожения. А размышления народа на тему: «Какой же ты гад, да еще и еврей!» – Резник считает просто составляющей истории страны.

Лестница его карьеры

В начале шестидесятых Генри Маркович работал в Алма-Ате следователем следственного управления, а чуть позже изучал причины и разрабатывал всевозможные меры по предупреждению преступности в Советском Союзе. В 1982 году он заведует лабораторией в институте по усовершенствованию работников юстиции.

Книги Генри Резника, а он является автором примерно двух сотен публикаций по криминологии, общей теории права, по проблемам уголовного права, дают определенные подсказки нуждающимся в них людям. Некоторые его статьи, например «Адвокат: престиж профессии» или о том, какие есть противоречия между преступностью и современной урбанизацией, отмечались как лучшие статьи года (1985-й и 1987 годы).

Иногда его обвиняли в давлении на журналистов и применении двойных стандартов. Ведь Генри Маркович частенько высказывал свое убеждение в том, что свобода слова все-таки необходима в развитом государстве.

Многие известные адвокаты, к коим имеет честь принадлежать и герой этой статьи, говорят о нем только в превосходной степени, ведь он не просто адвокат, а человек, помогающий людям выпутаться из сложных ситуаций.

Адвокат — это звучит гордо!

В 1985 году Генри Маркович является членом Московской городской коллегии адвокатов (МГКА). Его переход в эту область деятельности состоялся по одной-единственной причине: в тот год как раз проводился «погром» Московской коллегии.

Адвокатов обвиняли в подстрекательстве к даче взяток, а также в завладении деньгами клиента мошенническим способом. Постепенно проходили подготовку все новые и новые уголовные дела. Следователя, который вел это дело и стоял во главе созданной следственной группы, звали Владимир Каратаев.

И всю расправу над адвокатами назвали по его фамилии – «каратаевщина».

В ноябре 2002 года Резник стал председателем Адвокатской палаты в Москве. Тогда его имя уже было широко известным. Заведовал кафедрой адвокатуры в Правовом университете. За профмастерство и огромный вклад в развитие адвокатуры России его наградили золотой медалью имени Плевако. И это не единственная награда, которая отмечает профессиональные достижения Резника.

Известные адвокаты, в состав команды которых входит и Генри Маркович, признают его умение, знание юридических законов и способность выигрывать сложнейшие дела. Среди клиентов Резника были журналист Вадим Поэгли, политик и публицист Валерия Новодворская, Владимир Гусинский и Борис Березовский, Роберт Рождественский, Наталья Геворкян, Борис Ельцин и многие другие.

А дома Генри Резник – обычный любящий муж, ответственный отец и добродушный дедушка. Его супруга разделяет с ним сферу всех его интересов: Лариса Юлиановна – тоже адвокат. Их сын Андрей уже более десяти лет является настоятелем храма преподобного Серафима Саровского. У Резника один внук и четыре внучки.

Источник: https://FB.ru/article/242709/zaslujennyiy-yurist-rf-reznik-genri-markovich-biografiya-i-foto

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.