Беккин ренат ирикович

Ренат Беккин — о жизни мусульман в России

Беккин ренат ирикович

17 ноября 2015Антропология

Исследователь ислама Ренат Беккин готовит к выходу новую книгу, посвященную жизни мусульман в Санкт-Петербурге. По просьбе Arzamas он рассказал об особенностях мусульманского мира в России и ответил на вопросы анкеты

Подготовили Алексей Павперов (вопросы), Сергей Югов (камера),
Анна Савина (продюсер)

Ренат Беккин — главный в России специалист по исламской экономике, автор первого русскоязычного исследования на эту тему, монографии «Страхование в мусульманском праве: теория и практика» (2001).

Доктор экономических наук (докторская диссертация «Исламские финансовые институты и инструменты в мусульманских и немусульманских странах: особенности и перспективы развития»). Автор семи монографий и более 100 научных статей, большая часть которых посвящена исламской экономике.

Преподаватель МГИМО, заведующий кафедрой востоковедения и исламоведения Казанского федерального универ­си­тета, главный редактор литературно-философского журнала «Четки». Пишет прозу («Хава-ля. Путешествие в Сомалиленд», «Ислам от монаха Багиры» и др.).

© Arzamas

— Какой теме было посвящено ваше первое исследование?

— Моя первая научная работа (курсовые и рефераты не в счет) была посвящена российско-корейским отношениям. Я участвовал в конкурсе научных работ, проводимых Корейским культурным центром в Москве: захотел поучаствовать — и написал работу. Занял, кажется, второе место.

— Что вы исследуете сейчас?

— Историю мусульман в Петербурге и его окрестностях. Занимаюсь этой темой уже больше пяти лет, никак не могу остановиться. Затянуло.

— Почему вы решили стать исламоведом?

— А кто вам сказал, что я исламовед? Исламовед в моем представлении — это человек, который регулярно работает с арабографичными рукописями. У меня есть несколько работ, которые можно отнести к исламоведческим, но пока это только первые шаги на пути исламоведения.

— С какими заблуждениями об исламе вы чаще всего сталкиваетесь?

— Перечислять эти заблуждения можно бесконечно. Пожалуй, все, что связано с исламом, в современном российском обществе порождает бесчисленные мифы.

— Кто повлиял на вас больше всего?

— Когда молодой человек начинает заниматься исследованиями, ему, конечно же, нужен образец для подражания, учитель. Я считаю своими учителями нескольких людей: Станислава Михайловича Прозорова, Леонида Рудольфовича Сюкияйнена, Андрея Юрьевича Журавлева. Это, так сказать, учителя со знаком «плюс».

Но были и учителя со знаком «минус». Это те, кто на собственном примере показал негативные стороны человеческой природы. Таких «учителей», к сожалению, больше, но они тоже меня многому научили. Когда смотришь на таких людей, хочется не походить на них, быть лучше.

И начинаешь работать над собой не только как ученый, но и как человек.

— Что самое трудное в вашей работе? Какой совет вы бы дали молодым ученым — или двадцатилетнему себе?

— Самое трудное в работе — остановиться. Себе двадцатилетнему я бы посоветовал более эффективно распоряжаться собственным временем, не лениться учить иностранные языки.

— Какую роль в вашей работе играет академическое сообщество?

— Я всегда с интересом следил за работой коллег. Но я бы не стал говорить о едином академическом сообществе. В моем случае, скорее, речь идет о конкретных людях — представителях этого сообщества. Так получилось, что людей, серьезно занимающихся темами, интересными мне, в России можно пересчитать по пальцам.

— Что в той области науки, которой вы занимаетесь, сейчас самое интересное и важное?

— Если говорить об одном из основных направлений моих исследований — исламской экономике, то здесь все очень динамично развивается. Когда я только начинал заниматься этой тематикой, в конце 1990-х, исламская экономика еще только начинала выходить за пределы мусульманского мира. Сейчас без исламской экономики, а точнее, исламских финансов невозможно представить мировую экономику.

— Как выглядит ваш типичный рабочий день?

— У меня не бывает типичных рабочих дней. Мой рабочий график зависит от целого ряда факторов: от того, в каком городе я нахожусь, какие люди меня окружают, есть ли у меня занятия в университете и тому подобное. Не секрет, что усидчивость для гуманитария — это половина успеха. Но не всегда есть возможность сесть в семь утра и встать в десять вечера.

— Почему то, что вы изучаете, важно именно сейчас? Влияет ли на вашу работу то, что происходит вокруг?

— Достаточно включить телевизор, радио или начать просматривать новостную ленту в интернете, чтобы отпали сомнения в актуальности всего, что связано с исламом. Что касается событий современности — то я слежу за ними, но они не сильно влияют на мои планы. Я всегда старался заниматься тем, что мне интересно, а не искать конъюнктурных тем.

Если тебе интересно чем-то заниматься и ты вкладываешь в свои исследования душу, то это рано или поздно станет интересно другим. Когда я начинал заниматься исламской экономикой, все кругом смеялись, что это «сказка про белого бычка», «никому это неинтересно» и тому подобное. А я плевал на это и писал свои книги и статьи.

И вот теперь уже даже парикмахеры рассуждают об исламской экономике.

Источник: https://arzamas.academy/mag/183-bekkin

Ильшат Гафуров: «Он имел все, что нужно, даже квартиру получил!..»

Беккин ренат ирикович

Ректор КФУ Ильшат Гафуров решил распрощаться с первым завкафедрой исламоведения Ренатом Беккиным, которого он сам, вопреки мнению ученого сообщества, и пригласил пять лет назад в университет.

По словам ректора, Беккин, несмотря на большой потенциал, не воспользовался в полной мере предоставленным ему положением, предпочтя выезды за границу.

Сам Беккин решение ученого совета воспринял весьма болезненно, развернув жесткую полемику на страницах «БИЗНЕС Online».

Ильшат Гафуров

«ЖАЛЬ, ЧТО РУКОВОДСТВУ КФУ ПЛЕВАТЬ НА МНЕНИЕ КАФЕДРЫ»

1 января бессменный в течение последних 5 лет заведующий кафедрой востоковедения и исламоведения КФУ Ренат Беккин должен будет уступить место своему коллеге — председателю экспертного совета ресурсного центра при Институте международных отношений, истории и востоковедения КФУ Айдару Хабутдинову.

Такое решение принял на прошлой неделе ученый совет вуза. Как разъяснили «БИЗНЕС Online» в КФУ, причиной увольнения стало отсутствие у Беккина академического звания доцента либо профессора.

При этом Беккин, согласно условиям пятилетнего контракта, формально остается сотрудником вуза на профессорской должности минимум до августа 2016 года.

Кафедра востоковедения и исламоведения готовит специалистов по направлению «Востоковедение и африканистика», профиль — «История стран Азии и Африки». Ее создали в 2010 году в процессе получения КГУ статуса федерального университета. Руководить кафедрой пригласили Беккина — молодого и перспективного московского ученого, близкого столичному исламскому сообществу.

Среди прочего, Беккин — крупный знаток исламских финансов и апологет применения этой модели в России.

Как раз тогда эту идею начал активно раскручивать Линар Якупов (в то время — директор Российского центра исламской экономики и финансов при Российском исламском университете, президент некоммерческого фонда развития исламского бизнеса и финансов, в 2011 – 2014 годах — руководитель агентства инвестиционного развития РТ, ныне — президент ассоциации региональных инвестиционных агентств). В 2014 году кафедра вошла в состав Института международных отношений, истории и востоковедения (ИМОИиВ). Беккин, владеющий английским, китайским, арабским языками, преподает там полтора десятка дисциплин, связанных с исламскими этикетом, правом и экономикой.

Решение об увольнении с поста завкафедрой стало неожиданностью и даже ударом для молодого (36 лет) ученого. 25 декабря он опубликовал на своей страничке в резкие заявления в адрес руководства университета: «Вчера руководство КФУ преподнесло мне подарок к пятилетию кафедры: я был освобожден от обязанностей заведующего.

Формальным признаком названо отсутствие у меня диплома профессора. Благодарю всех коллег и друзей кафедры. С Новым годом! Прощай, КФУ. Планирую увольняться после появления официального документа».

Ученый утверждает, что получил звание доцента в октябре и должен получить соответствующий диплом в течение месяца (такова процедура — документы готовятся три месяца), и об этом прекрасно знали члены ученого совета. Кроме того, у него есть звание профессора РАН. Словом, по мнению Беккина, оснований для увольнений нет.

К заявлению ученый прикрепил видеоролик с сентябрьскими выборами заведующего кафедрой, на которых он победил. «Жаль, что руководству КФУ плевать на мнение кафедры, — прокомменитровал Беккин видео. — 6 из 9 сотрудников кафедры проали за меня.

Другие кандидаты — профессоры Валеев и Хабутдинов, увидев, что исход ания будет не в их пользу, покинули зал заседания и не стали ать, продемонстрировав свое отношение к мнению коллег. При этом и до ания, и во время него оба пытались оказать давление на своих коллег, призывая ать за них».

Ренат Беккин

«ОН МОГ БЫ СЕБЯ РЕАЛИЗОВАТЬ, ЕСЛИ БЫ ПРИНЯЛ ПРАВИЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ»

Конфликт получил продолжение на страницах «БИЗНЕС Online»: под заметкой от 26 декабря об увольнении ученого появились эмоциональные и объемные комментарии обеих сторон.

Так, непосредственный начальник Беккина, директор ИМОИиВ Рамиль Хайрутдинов по пунктам расписал причины, по которым ученый совет склонился не в пользу Беккина: «Приведу лишь несколько сведений из представленных ими в комиссию: у Хабутдинова педагогический стаж по специальности составил 20 лет, у Беккина — 5, оба ведут одинаковую нагрузку — по 200 часов (лекций), у Хабутдинова — 43 научных работы, у Беккина — 27, количество цитирований в базе РИНЦ у первого — 324, у второго — 294; также близки и их индексы Хирша — у Хабутдинова — 5, у Беккина — 6, количество опубликованных учебных пособий и т. д. Разница же существенная заключалась в том, что в отличие от Рената Ириковича, не имеющего никакого ученого звания, Айдар Юрьевич с 2010 года является ваковским профессором». Беккин в долгу не остался и ответил по каждому пункту «обвинения», среди прочего отметив, что он не мог получить звание доцента либо профессора, не проработав на своей должности в КФУ минимум 3 – 5 лет. Результатом полемики стало предложение от Хайрутдинова обсудить проблему в личном формате, вне публичных площадок.

«БИЗНЕС Online» поспешил связаться с обеими сторонами, чтобы прояснить ситуацию. Беккин в переписке с корреспондентом газеты дал понять, что речь идет о личном конфликте с руководством института.

А вот Хайрутдинов заверил, что никаких личных претензий к ученому не имеет. Более того, по его словам, и об увольнении коллеги речи не идет: Беккин остается работать в рамках договора как минимум до августа 2016 года. Правда, не в должности завкафедрой, а в должности профессора кафедры.

Если ученый желает покинуть университет, ему следует написать заявление, но он, Хайрутдинов, такой бумаги не получал. «Абсолютно никакого конфликта нет и быть не может, — заверил «БИЗНЕС Online» директор института. — Он как ученый и молодой человек мне очень импонирует, нравится.

Он необычайно талантлив, в том числе и в художественной сфере, я с удовольствием читаю его эссе, книги». Однако он не преминул отметить, что на работе Беккин раскрылся не полностью: «У него грандиозный потенциал, и он мог бы себя реализовать, если бы принял правильное решение.

Разрываться между Москвой и Питером, как он это делает — это его право и личная жизнь ученого, но вы можете представить себе ситуацию, что вы, будучи корреспондентом «БИЗНЕС Online», учитесь в очной докторантуре где-нибудь в Польше или Германии?»
Рамиль Хайрутдинов

«В АКАДЕМИИ НАУК ПРО РЕНАТА КАК-ТО СКАЗАЛИ: ЕМУ НАДО РАБОТАТЬ НА ТЕЛЕВИДЕНИИ»

Свою трактовку событий «БИЗНЕС Online» дал и ректор КФУ Ильшат Гафуров. Как выяснилось, он сам 5 лет назад, несмотря на протесты ряда ученых, и пригласил Беккина на блестящую должность.

«Ренат Беккин приехал в университет по моему личному приглашению, — рассказал Гафуров. — У него было время основать кафедру, но до сего дня у него были большие конфликты с одним, вторым, третьим директором, и в конечном счете работа сформирована в полном масштабе не была…

Но никакой трагедии нет: Ренат большую часть жизни проводит за рубежом, в других местах. Но он сам это выбрал. Хотя по университетскому ходатайству ему республика даже квартиру выделила (Беккин утверждает, что квартира в ипотеке — прим. авт.)!.. Поэтому считаю, что в какой-то степени ему обижаться нечего.

Нам нужны люди, которые продвигают университет, а не люди, которые только пользуются университетом.

Конечно, и депутаты обижаются, если их не избирают. Это удар по самолюбию, особенно для молодых людей. Несомненно, Ренат в своей области очень религиозный и талантливый парень. В какой-то степени я могу сравнить его с Леонидом Барышевым. И тот, и другой — талантливые и амбициозные. Но надо же не только о себе думать, но и об институте, кафедре, университете…

В академии наук про Рената как-то сказали: ему надо на телевидении работать. Уважающий себя профессор не выносит все это [на публику]. Ведь никто другой к вам не обращается, не пытается продавить через [прессу]… Хотя, конечно, для людей несведущих кажется, что его как-то обидели.

Но если с Искандером (Искандер Ясавеев, экс-сотрудник КФУ, уволился из-за конфликта с руководством и сейчас на change.org собирает подписи под петицией «Требуем снять Ильшата Гафурова с должности ректора КФУ» — прим.авт.

) у меня не было дружеских отношений, то Ренат знает, что я привел его в университет и поддерживал, хотя все директора были против. Мне казалось, что он молодой, талантливый парень. Но молодые амбициозные ребята не должны по головам старшего поколения ходить».

Гафуров дал понять, что не готов продолжать сотрудничество с Беккиным: «Все пять лет он имел все, что нужно. Даже жилье получил. Был представлен руководителям республики, имел возможность ездить на конференции.

Ему были даны все условия состояться.

В принципе, мало кому предлагают заведовать кафедрой, а он изначально даже по формальным признакам не проходил! Если хочет, будет продолжать работать, не хочет — дело выбора каждого».
Искандер Ясавеев

«НЕ НА ОСНОВЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ И ПРОФЕССИОНАЛИЗМА, А ИЗ ЛОЯЛЬНОСТИ К ВЫШЕСТОЯЩЕМУ РУКОВОДСТВУ»

Что думает о конфликте ученое сообщество?

Завкафедрой истории и музеологии Института культуры и искусства Энгель Тагиров рассказал «БИЗНЕС Online», что слышал о конфликте.

По его мнению, причин для конфликта могло быть немало, в том числе связанных с реорганизацией вуза: «Он мог попасть под раздачу в общем контексте реорганизации, что длится уже несколько лет подряд».

Профессор отмечает молчание сотрудников кафедры: «Если бы кафедра была единой, спаянной, была бы патриотично настроенной к своему шефу, объединена общей идеей, идеологией… Во всяком случае, в какой-то мере это могло бы быть выражено коллективом. Но этого мы не видим».

«На мой взгляд, случай с Ренатом Беккиным высвечивает полное исчезновение практик самоуправления в Казанском федеральном университете, — подчеркнул в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» Ясавеев (сегодня он — старший научный сотрудник Национального исследовательского университета ВШЭ).

По его мнению, сначала произошла трансформация факультетов в институты, директора которых, в отличие от деканов, не выбираются, а назначаются ректором, а теперь эта «вертикаль власти» дотянулась до кафедр.

«Обратите внимание на тот факт, что за Рената Беккина проала большая часть сотрудников кафедры, однако их мнение не было учтено ученым советом, — указывает Ясавеев. — Как ученые советы, так и аттестационные комиссии подконтрольны ректорату и принимают решения в интересах последнего.

Назначение на должности в Казанском федеральном университете, включая назначение ректора правительством России, в настоящее время осуществляется не на основе компетентности и профессионализма, а исходя из лояльности по отношению к вышестоящему руководству».

Выход из ситуации, по его мнению, — возврат к выборам ректоров общими собраниями работников и в восстановлении автономии и практик самоуправления университетов.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/298001

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.