Адвокат ария семен львович

Ария Семен Львович (28.12.1922 г. — 24.11.2013 г.)

Адвокат ария семен львович

Выдающийся советский и российский адвокат, заслуженный юрист РСФСР. Родился 28 декабря 1922 года в Донецкой области (Украина) в семье инженера. Детство мэтра отечественной адвокатуры прошло в Харькове.

После школы Семен Львович поступает на мостовой факультет Новосибирского института военных инженеров, однако стать инженером помешала война. После 1-го курса института Ария попадает на фронт и проходит всю Великую Отечественную войну сначала – механиком-водителем танка, позднее – разведчиком дивизиона гвардейских минометов «катюш».

Воевал на Северном Кавказе, Кубани, освобождал Украину, Болгарию, Венгрию, победу встретил в Австрии. Был дважды ранен, имеет боевые награды.

Еще в школьные годы Семен зачитывался сборником судебных речей знаменитых русских адвокатов. Демобилизовавшись, он решает посвятить себя юриспруденции и поступает в экстернат Московского юридического института.

По его окончании в 1948 году талантливому студенту предложили стать следователем прокуратуры или работать в органах Госбезопасности. Но Семен Ария выбрал адвокатуру и направился в небольшой подмосковный район.

В послевоенные годы во многих районах зачастую было по одному-два адвоката: они не могли себе позволить роскошь узкой специализации, поэтому каждому приходилось заниматься как уголовными, так и гражданскими делами. Однако именно уголовные дела больше привлекали Семена Ария.

По его проверенному годами убеждению, в уголовном процессе не бывает неинтересных дел, они предоставляют возможность для настоящего творчества.

Кроме того, Семен Львович всегда рассматривал публичное выступление адвоката в суде как возможность реализовать свою потребность в утверждении нравственного начала в жизни через выражение и обоснование своей позиции.

С 1948 года С.Л. Ария — адвокат Московской областной коллегии адвокатов; его стаж, таким образом, составляет пять с половиной десятилетий. За время практики ему приходилось защищать людей по всему Советскому Союзу — от Днепропетровска до Красноярска; он продолжает активно работать в условиях новой России.

В 1961 году С.Л. Ария перешел в Московскую адвокатуру. За минувшие десятилетия он участвовал в самых разнообразных уголовных делах, многие из которых отличались крупным масштабом и сопровождались общественным резонансом.

Он, в частности, был защитником Председателя Верховного суда Узбекистана, крупных хозяйственников и финансистов, ряда видных следователей и адвокатов, диссидентов в политических процессах 1960-70-х годов (Москва, Ленинград, Горький, Рига, Харьков).

Клиентами адвоката были известные в стране люди: Андрей Сахаров, Роман Кармен, Петр Якир, Ролан Быков, Наталья Фатеева, Василий Ливанов, Александр Минкин, Борис Березовский и другие.

Одно из дел, где адвокат добился 100-процентного результата, было дело Журиной — зубного врача, занимавшегося протезированием, в том числе и золотым.

В 1970-х годах этот род деятельности считался довольно опасным и в случае привлечения врача к уголовной ответственности зачастую грозил ему не только тюрьмой, но даже и смертной казнью. Когда к делу подключился Семен Ария, Журина была уже осуждена к 8 годам колонии за незаконные операции с валютными ценностями.

До этого Журину однажды осудили по той же статье на 5 лет, то есть теперь она была уже рецидивистом. Шансов на удачное для адвоката решение суда было немного. Тем не менее С.Л. Ария решил не только добиться оправдания своей подзащитной, но и остановить поток приговоров зубным врачам.

Ему удалось доказать, что зуботехнические изделия и вообще бытовые изделия из драгметаллов не могут рассматриваться как валютные ценности. Была составлена жалоба, которая по своему уровню напоминала скорее диссертацию. С ней Семен Львович дошел до Генпрокуратуры СССР.

Там с доводами адвоката согласились, внесли протест, и на пленуме Верховного суда СССР было решено уголовные дела Журиной прекратить производством за отсутствием состава преступления. Был создан прецедент, и многие честные люди благодаря Семену Львовичу избежали преследования.

Ярким было участие Семена Ария в громком деле актрисы театра имени Евг. Вахтангова Малявиной, обвиненной в убийстве своего гражданского мужа, актера того же театра Жданько. В один из дней Жданько был обнаружен мертвым: он погиб в результате ножевого ранения. В течение 5 лет причиной смерти Жданько считалось самоубийство, однако его мать настояла на пересмотре дела.

Прокуратура предъявила Малявиной обвинение в убийстве, которое основывалось главным образом на заключении судмедэкспертизы: нанесенный удар ножом — не горизонтальный, а вертикальный — менее характерен для самоубийства, чем для убийства. Ария вступил в это дело по просьбе Р. Быкова и журналистки, писательницы О.

Чайковской, когда Малявина была уже осуждена к 9 годам лишения свободы и отбывала наказание.

Семен Львович пришел к выводу, что смерть Жданько — явное самоубийство по всем признакам, начиная от психопатической личности актера, который неоднократно пытался свести счеты с жизнью и был глубоким истериком, и кончая тем, что заключение судебно-медицинской экспертизы не выдерживало никакой критики.

По просьбе Ария в авторитетных медицинских центрах была проведена серия испытаний на биоманекенах, показавшая несостоятельность прежних выводов судмедэкспертов. Наконец, в Музее имени А.С. Пушкина Ария обнаружил копию античной скульптуры «Галл, убивающий себя и свою жену». Галл убивал себя тем самым вертикальным ударом ножа, который экспертиза обвинения признала нехарактерным для самоубийства.

Все эти сведения были переданы в Прокуратуру СССР с подробным изложением доводов защиты. Там был составлен проект протеста на отмену приговора и прекращение производства. Однако в Мосгорсуд поступил лишь протест о снижении наказания Малявиной до 3 лет лишения свободы, которые она к тому времени уже отбыла.

Как объяснили Ария, столь странное «компромиссное» решение было принято, «поскольку твердой уверенности в невиновности Малявиной все же нет».

Адвокат резонно заявил: если нет твердой уверенности в невиновности человека, не может быть и твердой уверенности в его вине, без которой осуждение человека приобретает характер произвола.

Вопреки всем, казалось бы, неоспоримым доводам, Мосгорсуд принял решение о снижении наказания Малявиной до 5 лет; через полгода ее досрочно освободили.

Привычным и проверенным приемом в выступлениях С.Л. Ария на протяжении многих лет служат ссылки на литературные произведения, параллели с миром искусства, упоминание характерных исторических фактов. Многие фрагменты его речей по праву считаются классикой отечественной судебной риторики.

Яркий пример — обращение Ария к шекспировскому «Отелло» на судебном процессе, в ходе которого обвиняли ревнивого мужа, убившего свою жену. Следствие посчитало, что причин для ревности не было, и вменило в вину подсудимому «убийство из хулиганских побуждений».

В своем выступлении Семен Львович напомнил, что великий драматург на протяжении всей пьесы не позволяет нам усомниться в чистоте и невинности Дездемоны. «Но разве это дает нам основание, — задал вопрос адвокат, — считать, что Отелло задушил Дездемону из хулиганских побуждений?..

» Этот неожиданный довод и был воспринят судом при внесении приговора.

Неоднократно С.Л. Ария участвовал в «диссидентских процессах».

28 декабря 1970 года в Верховном суде РСФСР слушалось по кассации дело, 4 (!) дня назад рассмотренное Ленгорсудом. Причина спешки, нарушавшей все процессуальные нормы, по тем временам была вполне объяснимой. Осужденные — несколько семей, не получивших разрешения на выезд из страны, — пытались вырваться путем угона самолета (так называемое «самолетное дело»).

Попытка не удалась: всех взяли еще у трапа. Тем не менее 13 человек приговорили к длительным срокам заключения (до 15 лет), а двоих — к расстрелу. Но Л. Брежневу позвонил Р. Никсон и уговорил того «не портить американцам Рождество». Теперь высшему судебному органу надлежало срочно поправить положение «в свете разрядки международной напряженности».

Представитель обвинения на этот раз предложил «проявить социалистическую гуманность» и заменить организаторам преступления расстрел 15 годами лишения свободы. Председательствующий понимающе кивнул и в соответствии с процедурой спросил, есть ли дополнения у защиты. Тут произошло непредвиденное: слово попросил С. Ария, защищавший одного из «идеологов» группы.

«Мы верим, — сказал он, — что высокий суд согласится с мнением прокуратуры. Но… (в притихшем зале пауза показалась бесконечной) …если ограничиться заменой смертной казни, то возникнет необъяснимая уравниловка в наказаниях осужденных, игравших первые роли, и остальных. Поэтому, полагаю, следовало бы пропорционально смягчить наказания и другим осужденным».

Председательствующий помолчал, подумал и объявил перерыв. …После совещания суд постановил согласиться с заменой смертной казни и снизить наказания (до 12 лет) еще нескольким осужденным. (Об этом процессе С. Ария повествует в одноименном рассказе «Самолетное дело», вошедшем в его книгу «Мозаика. Записки адвоката. Речи».)

Еще в 1956 году Ария первым отважился противостоять обвинениям в пресловутой «измене» и «антисоветской агитации». Некоему Завиркину тогда в приговоре оставили только хранение запрещенной литературы, а его подельника и вовсе оправдали.

Потом Семен Львович защищал рижского студента, пытавшегося актом самосожжения протестовать против ввода советских войск в Чехословакию; участников московской демонстрации протеста (Богораз, Литвинов и другие); машинистку Лашкову, печатавшую запрещенные статьи Галанскова, Гинзбурга и Добровольского…

До высшей судебной инстанции доходили и другие, «обычные» дела, где оппонентом обвинения выступал тот же защитник. И каждый раз судьи отмечали глубочайшее знание им законодательства, общих принципов права и правосудия, а также редкое умение взглянуть на дело с новой, подчас совершенно неожиданной позиции и ярко, образно донести свою мысль до всех участников процесса.

Рожденный в год принятия первых советских УК и УПК, первого положения об адвокатуре, Семен Львович Ария собственной судьбой связывает уже несколько поколений отечественных адвокатов. Дружбой с «маршалом адвокатуры», как его почтительно называют с легкой руки О.

Чайковской, дорожат и гордятся многие известнейшие в стране люди. В поздравлении к славному юбилею С.Л. Ария — 80-летию со дня рождения — Председатель Верховного суда Российской Федерации профессор В.М.

Лебедев, в частности, написал: «Вы — достойный гражданин России, отдавший много сил и энергии для защиты ее интересов».

Семен Львович — автор книг «Защитительные речи и жалобы» (1991), «Мозаика. Записки адвоката. Речи» (2000), многих научных публикаций в юридических изданиях, эссе и рассказов, печатавшихся в периодике. Фрагменты его речей приводятся в учебниках судебной риторики («Судебная речь» и др.).

С.Л. Ария — Заслуженный юрист Российской Федерации (1986), единственный в России адвокат, награжденный за профессиональную деятельность орденом Почета; удостоен золотой медали имени Ф.Н. Плевако (1997).

Имеет боевые награды: орден Отечественной войны I степени, медали «За отвагу», «За победу над Германией», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены» и другие. Именем С.Л.

Ария названа звезда в созвездии Козерога».

По инициативе адвокатского сообщества Московской области при поддержке Федерального союза адвокатов России, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и иных организаций, заинтересованных в развитии института адвокатуры учреждена золотая медаль им. С.Л.

Арии «За духовное служение адвокатскому сообществу России».

Медалью награждаются адвокаты и иные лица за выдающийся вклад в повышение престижа адвокатуры, подвижническое служение во благо общества России, чья профессиональная и общественная деятельность способствует укреплению и процветанию гражданского сообщества, росту духовных связей, за создание научных трудов в области нравственных и правовых основ организации общества и государства, а также за создание литературных произведений, утверждающих любовь и милосердие к ближнему. Медаль вручается 1 раз в 3 года.

Источник: https://Advokat-Krasnogorsk.ru/advokatura/sovetskaya-advokatura/ariya/

Маршал адвокатуры

Адвокат ария семен львович
Семен Львович Ария

Semen

Aria

С.Л. Ария — Широко известный мастер судебной защиты. Адвокат Московской областной коллегии адвокатов. Семен Львович — Заслуженный юрист Российской Федерации (1986), единственный в России адвокат, награжденный за профессиональную деятельность орденом Почета; удостоен золотой медали имени Ф.Н. Плевако (1997).

Имеет боевые награды: орден Отечественной войны I степени, медали «За отвагу», «За победу над Германией», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены» и другие. Именем С.Л. Ария названа звезда в созвездии Козерога. В настоящее время С.Л.

Ария также является членом научно-консультативного советс (НКС) при Федеральной палате адвокатов и членом Московского клуба юристов «Фемида».Кредо: «Присутствие адвоката в обществе должно внушать надежду».

 В уголовных процессах был защитником Председателя Президиума Верховного Совета Узбекистана, ряда следователей и адвокатов, профессора юридического института, диссидентов в политических процессах 60 – 70-х годов (Москва, Ленинград, Горький, Рига, Харьков), крупных хозяйственников и финансистов.

Клиентами адвоката были известные в стране Андрей Сахаров, Роман Кармен, Петр Якир, Ролан Быков, Наталья Фатеева, Василий Ливанов, Александр Минкин, Борис Березовский и другие. Одним из последних знаковых дел адвоката была защита Светланы Бахминой при ее условно-досрочном освобождении.

  В свободное время увлекается туризмом, чтением. Живет в Москве. Активно продолжает работать в условиях новой России.  Семен Львович прекрасный семьянин, живущий в полном взаимопонимании с женой Мариной Петровной. Он неоднократно упоминал  следующее: Не надо, думаю, объяснять, как нужен всем нам надежный тыл, мир и согласие в доме. Ведь в суд иной раз уходишь, как на передовую, и возвращаешься, как после самого настоящего боя.

Труды

Защитительные речи и жалобы. — М., 1991.

Мозаика. Записки адвоката. Речи. — М., 2000.

Жизнь адвоката. — М., 2003.

Про войну: Повествования. — СПб., 2005.

Семен Львович — автор  многих научных публикаций в юридических изданиях, эссе и рассказов, печатавшихся в периодике. Фрагменты его речей приводятся в учебниках судебной риторики («Судебная речь» и др.).

Биография

Родился 28 декабря 1922 года в городе Енакиево Донецкой области (Украина), в семье инженера. Отец — Ария Л.С. (1880-1942). Мать — Ария И.С. (1885-1965). Супруга — Шестакова Марина Петровна (1948 г. рожд.). Дочь — Романова Ольга Семеновна (1976 г. рожд.).

Детство и юность

Родился в семье инженера, детство провёл в Харькове. После окончания средней школы в течение года учился на мостовом факультете Новосибирского института военных инженеров транспорта. Хотел продолжить семейные традиции, но помешала война.  

Участие в Великой Отечественной Войне

  В начале Великой Отечественной войны, после окончания первого курса института С.Ария  был призван в Красную Армию, был механиком-водителем танка, затем — разведчиком дивизиона гвардейских минометов («катюш»). На фронте с 1942 года. Участвовал в боевых действиях на Северном Кавказе, Кубани, Украине, в Болгарии, Венгрии, Австрии, старший сержант. Был дважды ранен, один раз контужен, награждён орденом Отечественной войны I степени, медалями «За отвагу», «За победу над Германией», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены».


Адвокатская деятельность

Уволился в 1946-м, приехал к родным в Подмосковье. Сразу поступил в экстернат Московского юридического института и за год сдал все экзамены. В 1947 году окончил экстерном МЮИ. С 1948 года С.Л. Ария — адвокат Московской областной коллегии адвокатов (с 2002 — Адвокатской палаты Московской области); его стаж, таким образом, составляет пять с половиной десятилетий. За время практики ему приходилось защищать людей по всему Советскому Союзу — от Днепропетровска до Красноярска; он продолжает активно работать в условиях новой России. В 1961 году С.Л. Ария перешел в Московскую адвокатуру. За минувшие десятилетия он участвовал в самых разнообразных уголовных делах, многие из которых отличались крупным масштабом и сопровождались общественным резонансом. Еще в школьные годы Семен зачитывался сборником судебных речей знаменитых русских адвокатов. Демобилизовавшись, он решает посвятить себя юриспруденции и поступает в экстернат Московского юридического института. По его окончании в 1948 году талантливому студенту предложили стать следователем прокуратуры или работать в органах Госбезопасности. Но Семен Ария выбрал адвокатуру и направился в небольшой подмосковный район.

В послевоенные годы во многих районах зачастую было по одному-два адвоката: они не могли себе позволить роскошь узкой специализации, поэтому каждому приходилось заниматься как уголовными, так и гражданскими делами. Однако именно уголовные дела больше привлекали Семена Ария.

По его проверенному годами убеждению, в уголовном процессе не бывает неинтересных дел, они предоставляют возможность для настоящего творчества.

Кроме того, Семен Львович всегда рассматривал публичное выступление адвоката в суде как возможность реализовать свою потребность в утверждении нравственного начала в жизни через выражение и обоснование своей позиции.

Одно из дел, где адвокат добился 100-процентного результата, было дело Журиной — зубного врача, занимавшегося протезированием, в том числе и золотым. В 1970-х годах этот род деятельности считался довольно опасным и в случае привлечения врача к уголовной ответственности зачастую грозил ему не только тюрьмой, но даже и смертной казнью. Когда к делу подключился Семен Ария, Журина была уже осуждена к 8 годам колонии за незаконные операции с валютными ценностями. До этого Журину однажды осудили по той же статье на 5 лет, то есть теперь она была уже рецидивистом. Шансов на удачное для адвоката решение суда было немного. Тем не менее С.Л. Ария решил не только добиться оправдания своей подзащитной, но и остановить поток приговоров зубным врачам. Ему удалось доказать, что зуботехнические изделия и вообще бытовые изделия из драгметаллов не могут рассматриваться как валютные ценности. Была составлена жалоба, которая по своему уровню напоминала скорее диссертацию. С ней Семен Львович дошел до Генпрокуратуры СССР. Там с доводами адвоката согласились, внесли протест, и на пленуме Верховного суда СССР было решено уголовные дела Журиной прекратить производством за отсутствием состава преступления. Был создан прецедент, и многие честные люди благодаря Семену Львовичу избежали преследования.

Ярким было участие Семена Ария в громком деле актрисы театра имени Евг. Вахтангова Малявиной, обвиненной в убийстве своего гражданского мужа, актера того же театра Жданько. В один из дней Жданько был обнаружен мертвым: он погиб в результате ножевого ранения.

В течение 5 лет причиной смерти Жданько считалось самоубийство, однако его мать настояла на пересмотре дела.

Прокуратура предъявила Малявиной обвинение в убийстве, которое основывалось главным образом на заключении судмедэкспертизы: нанесенный удар ножом — не горизонтальный, а вертикальный — менее характерен для самоубийства, чем для убийства.

Ария вступил в это дело по просьбе Р. Быкова и журналистки, писательницы О. Чайковской, когда Малявина была уже осуждена к 9 годам лишения свободы и отбывала наказание. Семен Львович пришел к выводу, что смерть Жданько — явное самоубийство по всем признакам, начиная от психопатической личности актера, который неоднократно пытался свести счеты с жизнью и был глубоким истериком, и кончая тем, что заключение судебно-медицинской экспертизы не выдерживало никакой критики. По просьбе Ария в авторитетных медицинских центрах была проведена серия испытаний на биоманекенах, показавшая несостоятельность прежних выводов судмедэкспертов. Наконец, в Музее имени А.С. Пушкина Ария обнаружил копию античной скульптуры «Галл, убивающий себя и свою жену». Галл убивал себя тем самым вертикальным ударом ножа, который экспертиза обвинения признала нехарактерным для самоубийства. Все эти сведения были переданы в Прокуратуру СССР с подробным изложением доводов защиты. Там был составлен проект протеста на отмену приговора и прекращение производства. Однако в Мосгорсуд поступил лишь протест о снижении наказания Малявиной до 3 лет лишения свободы, которые она к тому времени уже отбыла. Как объяснили Ария, столь странное «компромиссное» решение было принято, «поскольку твердой уверенности в невиновности Малявиной все же нет». Адвокат резонно заявил: если нет твердой уверенности в невиновности человека, не может быть и твердой уверенности в его вине, без которой осуждение человека приобретает характер произвола. Вопреки всем, казалось бы, неоспоримым доводам, Мосгорсуд принял решение о снижении наказания Малявиной до 5 лет; через полгода ее досрочно освободили.

Привычным и проверенным приемом в выступлениях С.Л. Ария на протяжении многих лет служат ссылки на литературные произведения, параллели с миром искусства, упоминание характерных исторических фактов. Многие фрагменты его речей по праву считаются классикой отечественной судебной риторики.

Яркий пример — обращение Ария к шекспировскому «Отелло» на судебном процессе, в ходе которого обвиняли ревнивого мужа, убившего свою жену. Следствие посчитало, что причин для ревности не было, и вменило в вину подсудимому «убийство из хулиганских побуждений».

В своем выступлении Семен Львович напомнил, что великий драматург на протяжении всей пьесы не позволяет нам усомниться в чистоте и невинности Дездемоны. «Но разве это дает нам основание, — задал вопрос адвокат, — считать, что Отелло задушил Дездемону из хулиганских побуждений?..

» Этот неожиданный довод и был воспринят судом при внесении приговора.

Неоднократно С.Л. Ария участвовал в «диссидентских процессах». 28 декабря 1970 года в Верховном суде РСФСР слушалось по кассации дело, 4 (!) дня назад рассмотренное Ленгорсудом. Причина спешки, нарушавшей все процессуальные нормы, по тем временам была вполне объяснимой. Осужденные — несколько семей, не получивших разрешения на выезд из страны, — пытались вырваться путем угона самолета (так называемое «самолетное дело»). Попытка не удалась: всех взяли еще у трапа. Тем не менее 13 человек приговорили к длительным срокам заключения (до 15 лет), а двоих — к расстрелу. Но Л. Брежневу позвонил Р. Никсон и уговорил того «не портить американцам Рождество». Теперь высшему судебному органу надлежало срочно поправить положение «в свете разрядки международной напряженности».  Представитель обвинения на этот раз предложил «проявить социалистическую гуманность» и заменить организаторам преступления расстрел 15 годами лишения свободы. Председательствующий понимающе кивнул и в соответствии с процедурой спросил, есть ли дополнения у защиты. Тут произошло непредвиденное: слово попросил С. Ария, защищавший одного из «идеологов» группы. «Мы верим, — сказал он, — что высокий суд согласится с мнением прокуратуры. Но… (в притихшем зале пауза показалась бесконечной)… если ограничиться заменой смертной казни, то возникнет необъяснимая уравниловка в наказаниях осужденных, игравших первые роли, и остальных. Поэтому, полагаю, следовало бы пропорционально смягчить наказания и другим осужденным». Председательствующий помолчал, подумал и объявил перерыв.

… После совещания суд постановил согласиться с заменой смертной казни и снизить наказания (до 12 лет) еще нескольким осужденным. (Об этом процессе С. Ария повествует в одноименном рассказе «Самолетное дело», вошедшем в его книгу «Мозаика. Записки адвоката. Речи».)

Еще в 1956 году Ария первым отважился противостоять обвинениям в пресловутой «измене» и «антисоветской агитации». Некоему Завиркину тогда в приговоре оставили только хранение запрещенной литературы, а его подельника и вовсе оправдали.

Потом Семен Львович защищал рижского студента, пытавшегося актом самосожжения протестовать против ввода советских войск в Чехословакию; участников московской демонстрации протеста (Богораз, Литвинов и другие); машинистку Лашкову, печатавшую запрещенные статьи Галанскова, Гинзбурга и Добровольского…

До высшей судебной инстанции доходили и другие, «обычные» дела, где оппонентом обвинения выступал тот же защитник.

И каждый раз судьи отмечали глубочайшее знание им законодательства, общих принципов права и правосудия, а также редкое умение взглянуть на дело с новой, подчас совершенно неожиданной позиции и ярко, образно донести свою мысль до всех участников процесса.


Семен Львович Ария, наряду с другими известными адвокатами, ранее активно практиковал форму повышения квалификации — рассказывая о своих наиболее интересных делах, учили менее опытных коллег или, говоря современным языком, проводили мастер-классы.

 (Из публикации Л.Ю. Грудцыной «Мы должны помнить наших предшественников за то, что они не дали прерваться связи времен».)

Коллеги об С.Л. Арии

А.П. Галоганов

, президент Адвокатской палаты Московской области

«Ария – это Пушкин российской адвокатуры».  

В.Ф. Яковлев

, сопредседатель Ассоциации юристов России

«Такие люди, как Ария, могут быть нравственными маяками для всех юристов России. Нравственность – самое главное в деятельности юриста.

Это глубокая человеческая порядочность, высокая культура, этичность и добросовестность. Я горжусь, что мы принадлежим к одной профессии.

История адвокатуры – одна из прекрасных страниц истории России, Ария – одна из замечательнейших страниц истории адвокатуры».  

Е.В. Семеняко

, президент Федеральной Адвокатской Палаты:

«Ваш юбилей – это событие не только вашей личной биографии, это событие для всей российской адвокатуры. Поверьте, наши слова – не юбилейная аллилуйщина, это – чистая правда.

Имя Арии – своего рода заветное слово, пароль для настоящего адвоката, по которому наши коллеги сверяют свои нравственные компасы. Вам удалось невозможное – стать легендой при жизни».
«Вы не найдете рекламы Семена Львовича Арии.

Но тем не менее у него есть свои клиенты и всегда будут.» (Из интервью с А.П. Галогановым).

Источники:

http://www.advgazeta.ru

http://ru.wikipedia.org/wiki/Ария_С.
http://www.biograph.ru/bank/ariya_sl.htm
http://www.peoples.ru/state/lawyers/aria/index.html

Источник: https://pravorub.ru/personal/9390.html

Великий адвокат ушел из жизни

Адвокат ария семен львович

В Москве на 91-м году жизни скончался адвокат Семен Ария. Он защищал в суде советских диссидентов и актеров, представлял интересы опального олигарха Бориса Березовского и добился освобождения бывшего юриста ЮКОСа Светланы Бахминой. Коллеги называют его легендой юриспруденции и считают, что после смерти Семена Арии в стране не осталось великих адвокатов.

О смерти господина Арии сообщил журналистам первый вице-президент Адвокатской палаты Московской области Юрий Боровков. «Семен Львович болел, но продолжал работать. Несколько дней назад его состояние ухудшилось, он был помещен в больницу, в реанимацию. Вчера его не стало»,— сказал господин Боровков.

Семен Ария родился 28 декабря 1922 года в городе Енакиево Донецкой области Украины в семье инженера. По собственному признанию, впервые о юриспруденции задумался еще в школе, когда ему попались сборники речей известных дореволюционных адвокатов.

«Меня поразила способность этих людей излагать свои доводы с железной логикой, образным языком, с насыщенными, яркими примерами»,— рассказывал господин Ария. Тем не менее, желая продолжить семейные традиции, юноша поступает в Новосибирский институт военных инженеров транспорта.

Но начавшаяся война помешала получить техническое образование — сразу после первого курса Семен Ария попадает на фронт. Будущий адвокат прошел всю Великую Отечественную войну — сначала механиком-водителем танка, позже разведчиком дивизиона минометов «Катюша».

Он воевал на Северном Кавказе, Кубани, освобождал Украину, Болгарию, Венгрию, конец войны встретил в Австрии. Был дважды ранен, награжден орденом Отечественной войны I степени, медалями «За отвагу», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены» и другими.

Во время войны его отец умер в эвакуации, а мать переехала к родственникам в подмосковное Лианозово. Сюда же, демобилизовавшись, приехал и Семен Ария. «Не было ни работы, ни жилья, ни хлеба,— рассказывал он позже в интервью “Новой газете”.— Мне нужно было быстро получить высшее образование.

Я увидел, что единственная профессия, которой можно овладеть в экстернате быстро, это юриспруденция. И, действительно, я окончил Московский юридический институт экстерном за год». Талантливому студенту предложили стать следователем прокуратуры или работать в КГБ, но он отказался и выбрал адвокатуру: хотелось «работать без начальников».

С 1948 года Семен Ария работал в Московской областной коллегии адвокатов, с 1961 года перешел в московскую адвокатуру.

За прошедшие десятилетия он участвовал во множестве резонансных дел — был защитником председателя Верховного суда Узбекистана, крупных финансистов, видных следователей и актеров. Одновременно он занимался и самыми обычными уголовными делами. Выигранные им процессы становились прецедентными и меняли к лучшему жизнь сотен людей.

Например, дело зубного врача Журиной, осужденной на восемь лет лишения свободы в 1970-е за незаконные операции с валютными ценностями. Ценностями следствие посчитало золото для коронок — в то время по аналогичному обвинению было осуждено множество врачей.

Семен Ария решил остановить этот поток приговоров — ему удалось доказать, что зуботехнические изделия и бытовые изделия из драгметаллов не могут рассматриваться следствием как валютные ценности. По воспоминаниям современников, подготовленная адвокатом жалоба по уровню напоминала докторскую диссертацию.

Семен Ария дошел до Верховного суда СССР, который согласился с его доводами, благодаря чему множество врачей оказались на свободе.

Многие судебные речи Семена Арии являются классикой отечественной риторики и вошли в учебники по юриспруденции. В своих выступлениях он ссылался на литературные произведения, проводил яркие исторические параллели. На одном из процессов адвокат защищал ревнивого мужа, убившего свою жену.

Следствие считало, что причин для ревности не было, поэтому квалифицировало убийство как совершенное «из хулиганских побуждений». Неожиданно Семен Львович начал цитировать «Отелло» Уильяма Шекспира, напомнив, что в пьесе нет ни одного намека на виновность Дездемоны.

«Но разве это дает нам основание,— задал вопрос адвокат,— считать, что Отелло задушил Дездемону из хулиганских побуждений?» Этот неожиданный довод был воспринят судом при вынесении приговора.

В другой раз господин Ария защищал актрису Малявину, обвиняемую в убийстве своего гражданского мужа, актера Жданько. Первоначально считалось, что Жданько покончил с собой, заколовшись ножом, однако через пять лет прокуратура обвинила Малявину в убийстве.

Обвинение строилось на заключении судмедэкспертизы: вертикальный удар ножом, от которого погиб актер, менее характерен для самоубийства, чем горизонтальный. Малявина была осуждена на девять лет, после чего в ее дело вступил Семен Ария.

По его просьбе в авторитетных медицинских центрах была проведена одна из первых в СССР серий испытаний на биоманекенах, которая опровергла прежние выводы судмедэкспертов. Адвокат даже привел в качестве доказательства античную скульптуру «Галл, убивающий себя и свою жену» — галл убивал себя тем самым вертикальным ударом ножа.

В итоге прокуратура предложила снизить наказание до уже отбытых трех лет — «поскольку твердой уверенности в невиновности Малявиной все же нет». Адвокат ответил на это, что нет и твердой уверенности в вине. В итоге актриса была освобождена досрочно.

Еще в 1956 году Семен Ария начал защищать тех, кто обвинялся в измене и антисоветской агитации. В 1970-е адвокат начал защищать десятки диссидентов — рижского студента, пытавшегося актом самосожжения протестовать против ввода советских войск в Чехословакию; участников московских демонстраций протеста и даже машинистку, перепечатавшую запрещенные статьи.

Международную известность ему принесло «самолетное дело». В 1970 году несколько еврейских семей, не получивших разрешения на выезд из страны, попытались угнать самолет, однако все были арестованы еще в аэропорту. 13 человек приговорили к длительным срокам заключения, а двоих — к расстрелу.

Президент США Ричард Никсон лично звонил Леониду Брежневу и просил его отменить казнь. В итоге суд «в свете разрядки международной напряженности» заменил расстрел 15 годами лишения свободы. После этого господин Ария потребовал смягчить наказание и остальным осужденным, что и было сделано.

В новое время господин Ария продолжал адвокатскую практику, несмотря на почтенный возраст. Он был представителем бизнесмена Бориса Березовского по ряду уголовных дел.

Один из самых громких процессов был связан с делом ЮКОСа — Семен Ария стал защитником бывшего юриста нефтяной компании Светланы Бахминой. До этого она была осуждена в 2006 году на шесть с половиной лет лишения свободы за хищение акций дочерней компании ЮКОСа и неуплату налогов.

Правозащитники называли дело сфабрикованным и в открытых письмах просили руководство страны отпустить на свободу мать троих маленьких детей.

«Семен Львович подключился к делу, когда я уже была в тюрьме,— рассказала “Ъ” Светлана Бахмина.— Он передал мне туда книгу о своей жизни с автографом. И она произвела невероятное впечатление — рассказы о войне, о работе, о том, как ему удавалось защищать права людей, хотя в те времена это было очень сложно.

Он вселил в меня надежду». Благодаря усилиям Семена Арии Светлана Бахмина смогла выйти на свободу по УДО. «Я запомнила его спокойным, чутким, по-хорошему педантичным и очень профессиональным,— отметила госпожа Бахмина.— Потрясала острота его ума, хотя ему было уже в районе 80. Любому можно пожелать того же».

«Он единственный из современников заслуживал, чтобы его называли великим адвокатом,— рассказал “Ъ” юрист Генри Резник.— Это величие признавалось на протяжении нескольких десятилетий представителями адвокатской элиты, все коллеги признавали его превосходство.

Он был личностью колоссального масштаба — один из немногих, кто превращал ремесло в искусство. Достаточно прочитать его речи, его жалобы, это абсолютный профессиональный шедевр». По словам господина Резника, Семен Ария был прекрасным писателем.

«Он великолепный автор малой прозы, его рассказы — одни из лучших образцов этого жанра»,— замечает господин Резник. «Он служил для российских адвокатов и профессиональным, и нравственным образцом. Замены ему нет,— сказал Генри Резник.

— Это человек, который выполнил свое предназначение и оставил большой след в истории — и адвокатуры, и страны. Вечная ему память».

Александр Черных

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/2352245

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.